пятница, 4 сентября 2015 г.

подборка лето 2015


глубина

Это в детстве летом бежать к реке.
Как один хотел бы достать до дна,
а другой нёс удочки в кулачке,
третий думал: "Господи, глубина."

Так подземный ветер живет в метро,
так в любой компании ты один.
В полдень нет теней, но тебе темно.
Твоё имя – Лот, ты король глубин.

Надо мною ветер ведет волну.
Не хочу дышать, не могу уплыть.
Потому что падая в глубину,
остаётся только её любить.
* * *
Тополиный пух превращался вдруг в тополиный снег.
За рекой костёр поднимался в дым, растворялся в смог.
А потом закат – полумраку брат – остывал в траве.
А на корабле космонавт к земле чувствовал тепло.

Посмотрели вверх, посмотрели в высь в тихий звездопад:
до рассвета час, до рассвета день, до рассвета век.
Не дурная тень над землею, нет, это божий мрак,
это космонавт нас поцеловал прямо сквозь стекло.

Мы его поймём, мы в траве найдем старый космолёт,
а потом когда-нибудь неожиданно станем им.
Но пока он пьёт, продолжая медленно свой полет,
не замечен в небе, никем не видим, непобедим.

* * *

 "Как вы живете все эти годы"
– имя моё забудь.
Мир заплетается в хороводы,
путь выбирает путь.

Мир занимается богословьем,
славит в тебе себя.
Дроби раскалываются на доли,
жёлудь, земля, свинья.

Мир – это сеть орбитальных станций,
комплекс закрытых ран.
Сверху атлант разжимает пальцы.
Снизу рябит экран.

Еле заслышав родное имя,
перевернись глухим.
Будучи названым, будешь ими.
Будет не "имя" – "им".

Так я забуду второе имя
(первое потерять).
Мне говорили что ад – другие.
Только другие – я.

Король цветов

А пока здесь по водной глади скользит борей,
поднимая пушинки тополя с белых лилий,
с каждым шагом в пути становишься все смелей
отучаешься говорить "может быть" и "или":

от такой красоты вокруг неуместен торг.
От прошедшего дня под сердцем тоска и рези.
Так и ждешь, что на площадь выйдет король цветов
и протянет тебе таблетку от всех болезней.

Аленький цветок

А когда в разгаре лета
птицы станут петь,
щурясь от дневного света
можно подсмотреть

как плетет узор из трещин
сырость на домах.
Как бредут по дрёмам вещим
призраки в мехах,
тают на углу проспекта
и идут ко дну.
Как меняет небо летом
солнце на луну.

И, от этих знаний пьяный,
в ванне закричишь.
Не заметив, как упрямо
прорастает тишь,
прямо сквозь грудную клетку,
аленький цветок.
И уходит незаметно
прямо в водосток.

лучший из наших снов

Потому что не нужно больше ни есть, ни спать.
Ничего не имея, можно всё потерять.
Никогда не робея, можно остолбенеть,
наблюдая, как лето выгорело на треть.

Выгорало и выгорало, а ты не спал.
Круглосуточно вахта длилась, а под финал
кульминацию отменяли, и новый круг
приносил на закате золото и испуг,

приносил на рассвете липкий тревожный жар,
столь густой, что в него не мог залететь комар.
А когда, наконец, на тело спустился сон,
стало ясно, что он продлится до дна времен.

В этом сне мы дошли до берега. Пляж, залив.
Серый воздух горел и плавился объектив.
А когда наши ступни были уже в воде,
стало ясно, что быть беде, точно быть беде.

(Потому что по дну слоняются мертвецы.
Посмотри, как по дну слоняются мертвецы.
Молчаливые тени белые – быть беде –
опускаются на колени. Бредут в воде.)

...мы шагали под воду медленно, как в кино,
понимая, что выйти к берегу не дано,
понимая, что мы по броду не перейдём,
понимая, что мы их место сейчас займем.

Занимаем, и мертвецы терпеливо ждут.
Понимаем, что мы не дышим не пять минут,
а уже и не счесть какое число часов –
дорогая, ведь это лучший из наших снов!

(Потому что по дну залива – путь мертвецов.
Целой армии белых призрачных мертвецов.
Потому что нас мертвецы продолжают ждать.
Потому что совсем не больно здесь не дышать.)

Но любой самый крепкий сон пойдет к концу,
точно как ночь сменяет день, а зима – весну.
Только мы с тобой не увидимся в сентябре.

Потому что я до сих пор нахожусь в воде.

* * *
Ах, как же хорошо там, где нас нет!
Но я тебе открою свой секрет:
каким бы ни был путь, он будет верен.

Ведь лучше не придумано игры:
не вынося ни солнца, ни жары,
брести по пыльным улицам на Север.

А в зиму, стать прозрачным, словно лед
и, выходя курить на чёрный ход,
с зажатым кулаком потом вернуться.

Разжать ладонь а в ней – да нет не сон –
лимонница сидит и махаон,
и белые цветы по полу вьются.

капремонт

Чтобы я не сделала,
не уйдет тоска.
До утра мы резались
в дурака.

За окном вращается
шар земной
(это не касается
нас с тобой)

Жизнь идет с пророками
по мели.
(стены кособокие
зацвели)

А в шкафу не Нарния,
нафталин,
двери в понимание:
сплин, сплин, сплин!

Серый дождик капает
сквозь стекло:
зацветают лампы,
комод, трюмо.

Волны по паркету – эх,
от винта!
Солнышком прогретая,
так чиста

столь необходимая
нам вода.
С кораблями, минами,
с города...

Города проложат в ней
путь на дно.
Хорошо же в глубине,
так темно!

И никто, да полно те,
не поймет,
что случился в комнате
капремонт.

Что случился в комнате
штиль и шторм.
А любая комната
это дом.

колодцы, в которых совсем не вода

Потопи свою горечь и страхи свои,
чувства совести и стыда
в том колодце, что вырыт за краем земли.
Не вода в нём, ой, не вода.

Так хотел, чтобы дни твои были легки!
Чтобы светел быть путь всегда.
В пене дней и на дне самой быстрой реки
лишь вода тебя ждет, вода.

Почему ты пьянел от стакана воды?
Почему был чужим всегда?
Не смотри в тот колодец без крайней нужды.
Не вода там, нет, не вода.

Если в бездну смотреть, то однажды она
тоже станет смотреть в тебя.
Так колодцы тебя будут мучить во снах,
зазывая к себе, любя.

Так вставай рано утром, и, если ты смел,
отправляйся пешком туда,
где колодцы, в которых нет места воде.
Не вода там, нет, не вода.

К тем колодцам, в которых совсем не вода,
не вода, не вода.   

 * * *
Это они играют, а я молчу.
В фанты по выходным, в короля горы,
и в догони кирпич (значит, кирпичу
не повезло лежать под ногами) – пли!

Это они считают. Два на два – пять.
Я притворяюсь стулом, я жмусь к стене.
Я не хочу на улицу к ним играть,
как на войне – извне всё как на войне.

... снулые рыбы в солоде видят сон.
В яркие краски плавится барбарис.
Я – мимикрия. Комната – это дом.
Стены растут наверх, а фундамент – вниз.

Скоро наступит холод, случится снег,
бледный, как будто я умерла вчера.
Как снегопад повалится из-под век,
если мне вдруг понравится их игра. 

1 комментарий:

подборка 2016

* * * а потом растешь, а потом молчишь, входишь-говоришь, но без языка. и в груди растет вот такая тишь, иловое дно рыжая река....